Процент ненаходимости или Ортитовые будни.

(Очередной опус al-а об очередных недельных похождениях по Вишневым горам, и не только, в коих и мне довелось поучавствовать).

Всё всегда имеет начало. Как у Революции. И не всегда знаешь, чем обернётся твоё участие в каком-нибудь действе, организации коего ты однажды поспособствовал. К чему это я? Да хрен его знает. Взбледнулось.
Когда-то, несколько лет назад случившиеся приезды Амбера, так радовавшие меня несколько лет подряд, нынче обернулись гуманитарной катастрофой. Сейчас, лёжа на диване, размышляю о том, как долго могло продлиться моё «изучение» Вишнёвых и их окрестностей, если бы тов.Учитель не приезжал вовсе. По сему выходит, что бесконечно. С другой стороны, опять же, долгонько я собирал бы весь этот хлам под общим названием «минералы Вишнёвых гор».
Но теперь-то там вообще нечем заняться. Ну, разве что по мелочи.
Да и то, не факт, что сумею себя заставить. Придётся зимой переосмыслить и сделать правильные выводы из случившегося. Метеориты собирать не буду.


ДЕНЬ ПРИЕЗДА.

За зиму мы с Амбером, в процессе обсуждения очерёдности телодвижений на местности, вдруг выяснили, что их вполне набирается на полноценную экспедицию, хотя ещё в завершение прошлого сезона не знали, куда себя девать в последние два дня. А тут ещё Попов В.А. (доктор наук, Институт Минералогии и т.д.) подлил масла, сообщив о предположительной находке астрофиллита в моих образцах, которые он отсматривает на предмет не знаю чего, но в рамках какого-то проекта, под который получен грант. Да ещё, вдобавок, вышла статья в журнале, из которой следует, что нам придётся заехать кое-куда, чтобы найти кое-что. Если повезёт. И Миха стал подбивать клинья, чтобы я встретил его не в Челябинске, а в Миассе.
Надо же выяснить , как всё это выглядит, чтобы знать разыскуемое в лицо. Я, поупиравшись, вдруг осознал преимущества такого подхода к теме и вот мы встречаемся в институте, в кабинете у Владимира Анатольевича.
Там я быстренько всё выясняю, затариваюсь литературой, потом
бегу, встречаю Амбера, и, пока он крупно разочаровывает Попова в плане его очередной теории, меняю экспозицию на очередной комплект для отсмотра. Потом прощаемся, идём в гости к Michael-у, выясняем, что там у нас с рутениридосмином по версии ихнего РФА и, довольные собой, сваливаем домой. Ко мне.
Дома, опять же, просвещаю Мишеля в плане того, как и что выглядит из того, что мы собираемся отыскать, и в путь.

Поскольку до темна ещё чуток времени есть, заходим на отвал «ж.№125» и набираем камней в карманы, прицениваясь, как и где завтра станем тут ползать.
В избушке, в месте ночлега, оказалось немалое количество ос. Их одна-две для меня уже немало вызывают состояние, близкое к паническому, а тут рой. С остервенением давлю всех, кого вижу, ибо не могу чувствовать себя комфортно под их жужжание. С тем ко сну и отходим.

ЗАВТРА.

Завтра должен приехать Хитник и присоединиться к нашей компании. Точнее, возглавить её на период поисков графитсодержащих жил, которые не оставляют нас в покое вот уже много лет. А мы не оставляем в покое Серёгу, периодически
покапывая ему на мозги. Чтобы жизнь мёдом не казалась. Хитник, конечно, может и не приехать, он же личность свободная. Скажет, к примеру, что, мол, собирался приехать завтра, а вы всё время ждёте меня сегодня. В прошлый раз не приехал. Не дождались, наверное.
Но вот мы, проснувшись утром, понимаем, что сегодня уже наступило «завтра», как ему и положено. А значит, есть надежда, что всё-таки поиск под чутким руководством состоится. Однако, поскольку в деревне МТС не берёт, мы без связи. Да и не прилетит же он мгновенно, а потому с утра на отвал 125й.

Скоро совсем зарастёт мусором и сосной. Уже проблематично продраться сквозь залежи и заросли. Я практически сразу на заходе наткнулся на кусок с ортитом. Вторая находка за 30 лет на этой куче камней. Мимо пройти не смог. Но и всё, пожалуй. Разве вот повелит вдруг попался впервые для этой свиты, в виде плёнок на молибдените. А так, ну совсем тоскливо. Хуч ба экскаватором шевельнул кто его. Но это навряд ли, уже лесопилку поставили возле гаражей. Ах, да, ещё кварцевая щётка попалась, с треть ладони, на удивление, практически целая.

Время к обеду, мы переместились на 37ю. Только присели, звонок. Хитник объявился, ну что ж, это уже положительный момент. Где-то он неподалёку. Я говорю, что ждём его на 37й, на что последовала тирада ,общий смысл которой состоял в том, что мы ему там не нужны, а нужны возле заданной точки на местности, до которой от нас километров пять, а у Хитника она аккурат по пути. С возрастом мы становимся экономно-расчётливыми. Ну, некоторые из нас, во всяком случае.

Встретились на повороте и тут же, с разбегу, рванули на поиски.
Наш «сусанин» поворачивает направо, на какую-то задрипанную тропинку. У меня возникают сомнения в правильности манёвра, но кто я, чтобы спорить. Меж тем, почти сразу возникает препятствие в виде сломанной берёзы, и мы давай вокруг неё выплясывать. А из всего танцинвентаря два детских топорика, которые ещё наточить надо было неделю назад, да всё недосуг как-то. Серёга в результате каких-то сложных, незнакомых мне па (точно не танго и не кадриль), оказывается верхом на этом дереве и пытается перерубить остатние волокна, держащие бревно, что мешает нам проехать. Это он вот этой вот зубочисткой хотел с бревном справиться, болезный. Грешен, у меня те же мысли были, но после неудачи товарища, решили немного сменить рисунок, и стали плясать от бревна. То есть, прикинули, что проще расчистить от кустарника обочину и устроить объезд. Правда, сразу же выяснилось, что танцпол, окромя редкого кустарника, обильно вымощен кучами задернованного уже мусора. Чего там только не было: пачки из осколков оконного стекла, засохший мешками цемент… В лесу!!!. И они ещё упираются, там, в разделе «определите минерал», доказывая обществу, что шлаку неоткуда взяться посреди леса. Как бы не так! Унитаза не нашлось и то хлеб.
Но я отвлёкся. На этот раз наши действия дали положительный эффект, однако метров через пятьдесят упёрлись в болото. Вот точно «сусанин». Пришлось вернуться и ехать по нормальной дороге для нормальных людей.

Наконец добрались до первого пункта, намеченного Хитником к обходу. Побегав по горке и зафиксировав ряд канав в щелочных породах, свинтили оттуда. Не те породы, гранитное что-то потребно. На втором месте набрели на гранитный пегматит, даже на два, но результатов ноль. Серёга всю дорогу щебетал и подзуживал меня, в разрезе «спой, птичка…». То есть, он соловьём заливался, а на меня вдруг молчанка напала, бывает такое иногда.
Амбер, видно почуяв, откуда ветер дует, благоразумно держался в стороне, метрах в двадцати где-то. Я слушал Хитника и, раскалывая очередной кусок, всё размышлял, что это на него нашло. (Вот ведь птица-говорун образовалась, не припомню я такого за ним, вроде, часто общаемся.) Это ж он заявил как-то, что мне крупно повезло, что среди нас троих только я писатель, а вот если бы наоборот… как бы мне тогда… Ах ты ж, думаю, ну погоди, читатель. Вот случится у меня очередной приступ графомании, ужо я по тебе оттоптаюсь.

Так или иначе, но время уже на вторую половину дня перевалило, а мы бестолково тёрлись на одном месте. Наконец, осознав, что тут нам ничего не перепадёт ,кроме вшивого граната, сдёрнули оттуда. Хитник повёз нас поглядеть на ещё одно место. Но там нам тоже ничего не обломилось. Вообще это немножко сложновато-искать канавы, отрытые ещё в 1937 году прошлого тысячелетия, особенно, учитывая секретность того времени, пусть она даже фигня распоследняя. Ладно, хоть местность посмотрели, рекогносцировку провели, так сказать.

Дальнейший наш путь лежал на Титановый шурф, где в прошлом сезоне мне повезло наткнуться на условно крупные кристаллы родственников рутила. Там, с охами и ахами, с трудом сгибаясь и разгибаясь, втроём за час выкинули пару-тройку вёдер породы и попытались отыскать что-нибудь приличное. Приличное спряталось на совесть. В некотором недоумении потыкались в разные места и, набрав немного камней на помывку, уехали, ибо темнело довольно быстро.
За ужином обсудили немного планы на послезавтра, которое должно было случиться завтра, если судить по наличествующему «сегодня». А ещё с утра-сегодняшнего- была у меня надежда. Мы с Михаилом купили арбуз, только вот есть его пришлось мне одному. И я думал, что Хитник мне пособит в этом деле. Обломался, пришлось давиться одному. Да и после… Мало того, что не нашли ничего, так ещё этот говорун своих попыток не оставил. Вместо того, чтобы арбуз стрескать вместе, прицепился как банный лист: то расскажи ему что-нибудь, то почитай… Нашёл кого на слабо брать. Чукча не читатель, чукча писатель! Я продолжал в основном отмалчиваться, ограничившись краткими, рубленными, чётко построенными и стилистически тщательно выверенными фразами типа: да, нет, не знаю, сам читай и тому подобными. Так этот день и завершился.
Уверенным результатом можно считать ортит, повелит и кварц.
Слёзы, а не добыча.

ПОСЛЕЗАВТРА

С утра «послезавтра» выглядел вполне себе как сегодня, чем , собственно, и являлся. С той разницей, что вчерашнее завтра всё-таки посуше было. А тут с неба то брызнет пылью, то передумает.
Но нам некогда ждать милостей от природы, у нас впереди 37я.
Прошлогодняя находка кристалла ферсмита слегка взбодрила и требовала ещё по-маленькой. Правда, вместо участка, на котором он был найден, народ сквозанул по другим кучам. Ну, а мне-то что, у меня уже есть. И я присоединился к Учителю. Хитник тоже потёрся рядом и свалил. Видимо, тоже не больно хотелось. А у нас ферсмит пёр со страшной силой. Миха нашёл очень крупное зерно, но кристаллами не пахло. Зато попался ортит, куда же без него и, как потом выяснилось, несколько зёрен рутила. Землистого такого, я его в этом облике только там наблюдал. Один из анализов даже присутствие ксенотима выявил, но визуально я его не разглядел. Ну и всё. И Сергей тоже всё. Подошёл, сообщил что уезжает. Да и погода свинская. Хоть и полдня на исходе, а никак не развиднеется.
Уехал, тут через пару минут вообще полилось. Пересидели мы это дело в машине, а как закончилось, поехали на 35ю.

Там, забравшись почти на самый верх отвала, я оставил Миху на «рудном складе»,сам полез повыше. Где-то там завалялся у меня образец с ортитом в ассоциации с эпидотом ну и по мелочи там ещё. Облазил всё вокруг, где его видел, не нашёл. Ну ещё бы, всё потому, что он на «рудном дворе» лежал. Значит, я его до этого туда приволок. Ну и расколотил остатки. Ещё попался кристалл магнетита вполне себе заметный, аж целый сантиметр. Ну, почти. Вот и вся добыча. Потом Амберу наскучило там и он ушёл за машиной, мы её далеко оставили. А я ещё попрыгал и, спускаясь, приметил место, где ещё обязательно надо походить.
Вечером, после ужина, давился арбузом. Принципиально. Ну и ночью соответственно, не спалось. А дождь не давал выйти всю ночь. В один из таких подходов к снаряду по руке что-то скатилось и ужалило. Оса, сволочь. Добралась-таки, мало я вас передавил.

ОЧЕРЕДНОЕ «СЕГОДНЯ»

Началось стандартно. Подъём, зарядка, вскипятить воду, умыться, подавить ос… Выйдя во двор, увидел опрокинутый бачок для мусора и клочки с кожурками вокруг. Снова эта мелкая собака приходила! Повадилась, зараза, ещё в прошлых сезонах она пакостила и мы её гоняли. Теперь потихоньку вредит. Её мои знакомцы прикормили и она теперь считает, что ей тут обязаны. Я против собак ничего не имею, но у этой уж больно морда лица противная. Лучше бы она кошкой была. В один из вечеров, обсуждая эту мелкую заразу, в сердцах (непонятно, почему, кстати) произнёс: «Это еврейская собака!!» На что Амбер, окинув меня взглядом, в котором читалась вся мудрость его народа за последние несколько тысяч лет, уточнил : «Тогда это собакер.» И я тут же с ним согласился. На всякий случай.
Я уговаривал Амбера заглянуть на 116ю,провести разведку на местности. Он ещё летом расписывал мне, что знает мужика, который знает, где там, в Вишнёвке, есть местечко, в котором немеряно пирохлоров сохранилось. Этого мужика зовут Ваня Ткаченко и его принесло нынче летом в Челябинск и я с ним познакомился, пока он ещё был трезв. Относительно. И Иван мне поведал ,где там, что и как. Ну, примерно. М-да... Ну, на погляд то мы съездить можем, я думаю, мало ли как оно выйдет. И потом, странное дело, я не мог понять, чего Миха так сопротивляется, учитывая тот факт, что его голос был полон энтузиазма, это когда он мне про мужика сообщал.
Заехали. Посмотрели. И это всё.
Оттуда заглянули на отвал действующего карьера. Место оказалось весьма бедным на находки. Похоже, всё, нас интересующее, остаётся в карьере, куда нас перестали пускать.
И это печально. Попался нонтронит. Стало откровенно скучно.
Я позвонил Крюкову и Святослав отозвался на наш завуалированный вопль. Договорились встретиться назавтра и в Юго-Конево.

А пока что снова зашли на отвал 35й и тут я развернулся. Надубасил себе камней с кальцитом в расчёте, что вытравлю всё равно что-нибудь. Ортита было почти в каждом образце, но, по результатам травления оставил себе пару образцов с изометричными кристаллами магнезиальной роговухи и зонально-концентрический агрегат с чевкинитом, который обрастал титанитом и поверх него ортитом.
День ещё в разгаре, применить себя куда-то до завтра надо. Амбер предложил рвануть в Уфалей. Людвигит поискать. Всё равно туда лежал путь, я набрал номер Носова, но тот, как назло, усвистал из города на весь период нашего отпуска. Поехали наудачу. Проезжая мимо свёртка на рудник, увидел справа «Ниву», отозвавшуюся смутно знакомым образом. Амбер оказался сообразительнее и через пару минут мы разговаривали с Колисниченко. Он, оказывается, водил экскурсию с немцами очередную. Ночевали они в Аракуле и мы договорились о встрече вечером.

Приехали на Волчью. Фортуна в тот день смотрела в другую сторону, факт. Верхний карьер не работал, на нижнем копошились рабочие. Сторож нас, естественно, не пустил и оттуда мы уехали несолоно хлебавши. По дороге заскочили на отвал МММ, где Майкл прицепил к себе тяжеленный кусок рудного пирита. Давно хотел на шарики. Ну а по возвращении заехали в кемпинг, забрали Санарку, посидели полчаса на Аракульском хромитовом и в избушку. Тут-то я арбуз и доел.
В разговоре кое-что наметилось. Санарка поведал, что в стенке карьера ж№2 есть место, даже пара, весьма для нас привлекательные. Это надо будет проверить. Мне показалось, что я уже проверял однажды, но, порывшись в памяти, ничего не нашёл.
Ну и ладно, вот завтра наступит «сегодня», всё и узнаем.

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Подняло нас по будильнику и это значит, надо ехать на встречу с Крюковым. Предварительно приговорив десятка четыре полосатых жужжащих тварей, сгреблись и разобрались каждый в свою сторону: Санарка к немцам, мы на точку рандеву. Посмотрим, что сегодня нам вчерашнее завтра нарисует. А то, что ни день: приехали-уехали, приехали-уехали. Возле дивана уже мешка по три у каждого чем-то набито, а вспомнить что-нибудь приятное из найденного весьма проблематично.
Погоды стояли вполне себе ничего. Как Хитник уехал, так, вобщем-то, и не мокрило больше. Святослав досусанил наш экипаж до места, объяснил что, где и почём и отлучился ненадолго, шиповник посмотреть.
Мне шибко хотелось шеелит найти. Не то, чтобы он мне сильно нужен был, но хотелось. Однако на глаза лез вольфрамит с флюоритом и мелкие зёрна сульфидов. Всё, что я готов был принять за шеелит, на поверку выходило полевым шпатом.

Тут вернулся Слава, посмотрел на мои мытарства и показал остатки былой роскоши. То есть, осколки его прошлых удач. На них обнаружился шеелит. Но хотелось-то самому. Потом Амбер стал меня жалеть и поделился парой кусочков. С крюковской добычи, блин. Но, наконец, я и сам отыскал. Ползал уже по верху отвала, поднял кусок кварца с бериллом, а потом и шеелит нашёлся.
Ну вот, вроде бы и всё. С одной стороны мы как бы с находками, а с другой - набрали какого - то гэ и сидим, довольные, заворачиваем. Ну что это за добыча: зёрна гюбнерита, пирита, халькопирита, молибденита, галенита, сфалерита, шеелита, разве что берилл кристаллами. Хотя, опять же, с третьей - давно хотел там побывать, вот и побывал. Пожалуй, это один из немногих моментов, когда всё сошлось удачно. Да и день ещё в разгаре. Солнышко светит. Иногда. Святослав остался собирать шиповник а мы на г. Курочкину, проверять колисниченковские наколки.

Вот уж воистину «наколки». Спустившись в карьер в нужном месте, мы не обнаружили ничего из упомянутого Санаркой. От слова «вообще».Ну да нам не привыкать. Займёмся отвалом. Михе нужен был жёлтый сфен, а мне всё сгодится. Что не сгодится, то выкину. Точнее, не возьму. Хотя нет, пожалуй, возьму, потом выкину.
В отвале попала натролитовая щётка, на удивление, хорошей сохранности, даже головки кристаллов в виде пирамиды сохранились. Лишнее отдавить, уменьшив раза в четыре, и станет самое то. Потом вылез альбитита кусок с ортитом. Надо же, давно не виделись. Я ещё на Югоконевском подспудно дискомфорт ощущал, там-то ортита не было. Зато он есть тут и я его нахожу впервые. Крупное выделение колломорфного церистого пирохлора-тоже в кубышку. Флюорит-это на второй-то жиле? - ладно, заберём. День кончился, Михаил не нашёл сфена, я не нашёл ничего такого, чего бы стоило найти. Процент ненаходимости медленно но верно повышался.

ОЧЕРЕДНОЕ «ЗАВТРА»

Понедельник-день тяжёлый, только не в этот раз. Сегодня сваливаем из Вишнёвки на юга. Надо заскочить на Обуховский увал, поискать монацитовые «овоиды» в канаве, где до этого был обнаружен дингдаохенгит. Там по соседству нашёлся корундовый хвост другого пегматита, менее чем в метре. И вот в нём …
Начать с того, что канаву мы не нашли, хотя Миха бил себя пяткой в грудь, уверяя, что легко. Найдёт легко. Да чего там, я и сам был уверен в том же. Уже на подъезде к увалу пошёл дождь, а много ли надо траве, чтобы намокнуть. На первом же повороте нам стало ясно, что мы свернули не туда. И, хотя я предлагал сбегать пешком, Амбер сделал сосредоточенно-задумчивое лицо… Когда у него такое лицо, лучше закрыть глаза или сразу выпрыгивать, потому что всё, пипец, атака состоится, невзирая. Вот и на этот раз, проехав немного, стали разворачиваться. Машина ехала куда угодно, только не туда, куда нам очень хотелось. А ещё точнее, норовила сползти вниз по склону, откуда её извлечь было бы весьма проблематично. Некоторое время мы так вальсировали. Как Учитель её уговорил, знают только они оба. Но больше мы так не шутили, к моему немалому облегчению. Зато побегать пришлось.
Я в растерянности проверял каждую дорожку, но нужная никак не отыскивалась, хотя чего там искать, ориентиров как грязи. Даже станционные крыши-вот они, дальше не убежишь. Стали звонить Хитнику, он никак не мог понять, чего там искать, я уже думал, что если не договоримся, то поднимусь на гребень и пройдусь вдоль. Не может быть, чтобы я эту канаву сверху не засёк. Наконец Серёга не выдержал и тоном, по которому было ясно, что он считает нас недоумками, расписал нам по ориентирам с точностью до десяти метров. Отсчитали-нету нужной дороги!!! Хитник нам не поверил. А я что могу сделать, он-то дома, а мы тут, на месте. И кто тут теперь недоумок?

Шагая по «не той» дорожке назад, к машине, я глянул влево и мне показалось, что я это место уже видел. Прошёл буквально десяток метров через высокую траву и вот она, канава. Сезона не прошло, накатанная колея заросла до неузнаваемости, а её ещё в сторону накатали, сделав объезд, вот место и потерялось чуть не наглухо. А ведь такое было уже в Свистуновом логу. Там, в позапрошлом году такая же история случилась с абсолютно накатанной дорогой. М-да… Зато какое облегчение, камень с души прямо.
Чевкинитовый пегматит мы не тронули, а корундовый маленько подрасчистили. Сначала попался один небольшой «овоид». Затем ещё. Потом я предложил найти ещё для Хитника. И нашёл. А потом вдруг попёр ортит в совершенно неприличном количестве. Вылезло какое-то обособление ортита с апатитом ,размолотое в щебёнку. И я его весь собрал, за исключением совсем уж мелкой дресьвы, в надежде, что в нём найдётся ещё что-нибудь, кроме апатита. Не нашлось, увы. Теперь надо куда-то этот мешок девать.
А «овоиды» оказались не монацитовыми а корунд-магнетитовыми. Но это мы потом узнали, а пока что, с канавы переместились на дюмортьеритовую копь.

Амберу нужен был пегматита кусок на шар, а мне всё, что найду. А нашёл я несколько образцов с браннеритом. Ну, или с тем, что мы считаем браннеритом, хотя вряд ли я ошибаюсь. Причём несколько камней лежали уже подготовленными. Видимо я их в прошлый раз просохатил. Михель нашёл себе пару каменюк на шары. Одну из них со свежим сколом показал мне. На сколе обильно сидел дюмортьерит. Я спросил про вторую половину.
-А её нету.
-А где поднял?
-Вот тут.
И показывает место рядом со мной. Я покрутился и через пару минут вдруг нашёл половинку. Тоже с дюмортьеритом и даже с сиреневатым оленитом. Скол свежий, кто ещё кроме меня мог сломать кусок, непонятно. Но я наверняка увидел бы дюмортьерит.

Тут начинает накрапывать дождь и мы сваливаем оттуда, пока не пришлось вальсировать где-нибудь, благо, всё, что хотели, нашли.
По дороге обратно заехали на кварцевые жилы Слюдорудника. Я сходил проведал рекультивированную 9ю, потом заскочили на 101ю. Там Амбер подержался за парагонит, как он есть в природе, набрал каких-то камней и мы вернулись в избушку.

ПОТОМ. «СЕГОДНЯ И ЗАВТРА».

После утренней порции давленных ос можно с чистой совестью отправляться на поиски загадочного. Самих загадок почти и не осталось, однако не везде можно было сунуться. Точнее, сунуться-то можно, но вот мокнуть в высокой траве решительно не хотелось.
Кто там писал про восходы-закаты, красивые здания? Трава, мокрая и холодная. И лес вокруг. И всё. Ну и канава ещё, которую решили пройти. Всё, что я нашёл на этой канаве, выбросил. Даже неинтересно. Амбер предложил ещё посидеть на Титановом шурфе. Мы ещё раз закопались в стороны, вытащили немного материала, но на первый взгляд, выглядел он скучно. М-дя, неужто закончилось место… Заскучали.

Я попросился на 133ю. Там дораскидал наконец отвальную кучку, но рутила, как в прошлый раз не нашёл, только полость с амфиболом. Пошёл дождик. Приуныли. И постановили возвращаться в Челябинск, потому как делать стало ну совершенно нечего.

А из города на следующий день организовал Михе экскурсию по местам фосфатной славы.
Митридатит на Никольском, вавеллит с планеритом на Уштаганском. На Уштаганке попались два валунчика с ярко-жёлтым вавеллитом, но полости практически отсутствовали. Со злости накидал в рюкзак камней, не понравится-выкину. По дороге обратно выглядывал карьер ,который ещё давным-давно видел, ещё когда первые разы с Хитником в Зауралово ездили. И, таки углядел. Карьер основательно зарос, но зато туда вела дорога, борта которой сами как карьер. Там Амбер нашёл крандаллиту и ещё немного всякого хлама и на этом наша добычная партия завершила свою деятельность. Во всём этом существовала некая странность, так, на уровне кларков ощущаемая. Ортит не попался. С одной стороны-откуда бы ему там взяться. А с другой опять же-а кто его там искал. Глупость, наверное, но, может быть где-то сидит микроскопический. Ждёт.

Миха укатил домой, я на работу. Осень. Наверное, я ещё поеду в Вишнёвогорск, но, видимо, уже только в качестве экскурсовода. Если кто попросит. Или идея появится дикая. А может и не дикая вовсе.

Осень 2016г.